PANGEA: LAST WAR

Объявление

Ролевой форум месяца. Июль. Голосование. МЫ ПОД НОМЕРОМ 4. ГОЛОСУЙТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Альтернативный мир » Твой ненаглядный Кай...


Твой ненаглядный Кай...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://25.media.tumblr.com/8162aadcbe60af02d8e268f4b81d4cd0/tumblr_mxyw6g07Rq1sp3l6to2_500.gif

http://se.uploads.ru/GdF9Q.gif

http://riversofgrue.files.wordpress.com/2014/01/jason_x_rivers_of_grue-2.gif


"Твой ненаглядный Кай..."
❖ Дата: Зима 2005
❖ Участники: Vivienne Fields, Richard Wilson
❖ Описание окружающей обстановки: 12 жертва "доброго мальчика" Кая, была обнаружена в парке три дня назад, у ФБР по прежнему никаких зацепок, кроме девушки, которой удалось сбежать.
❖ Описание эпизода:Снежная Королева развенчана, на трон восходит мальчик Кай – Ванкувер его вотчина. Двенадцать месяцев полиция находит зодиакальные ледяные фигуры, во чреве которых спрятаны молодые люди. Город охватывает волна паники, люди бояться выходить на улицу, а у полиции и ФБР по-прежнему никаких существенных зацепок, кроме одной – единственной жертвы, которой удалось избежать ледяного заточения семь месяцев назад. Пережитый кошмар не прошел бесследно – частичная амнезия. Она попадает в программу защиты свидетелей и уезжает в Беллингхем, пытаясь по крупицам восстановить в памяти произошедшее и давая показания.
Спустя восемь месяцев Кай находит свою Герду.
❖ Дополнительно:
"Любовь не растопит лед..." :з

+3

2

Между тогда и сейчас – восемь месяцев, наполненных чувством постоянного страха, километрами врачей, несколькими операциями, разноцветными россыпями таблеток на завтрак и еще парочкой перед сном, жизнь с чистого листа (о которой никто не просил) и постоянное присутствие посторонних людей рядом. Они говорят – это для безопасности, на самом деле – они бояться, что она не выдержит.

Покрывало вкусно пахнет кондиционером для белья, мягкое, приятное на ощупь и Элизабет плотнее кутается в него, стараясь хоть немного согреться. Страх и холод, две величины, которые стали постоянными в ее жизни, как ни пыталась она вырваться из их цепких лап – все попытки заведомо были обречены на провал.
Спать хочется нестерпимо, веки слипаются, но сон никак не хочет приходить.
Едва слышный шум дождя за окном, внезапно, превращается в рев водопада, Элизабет зажимает уши руками, поворачиваясь на бок. Стена напротив на глазах покрывается ледяной коркой, вспухает трещинами и начинает осыпаться, обнажая белоснежные тела с мертвыми глазами и изломанными улыбками. Они смотрят на нее, тянут свои бледные руки, тают на глазах, обрушиваясь на пол мутными потоками. Элизабет зажмуривает глаза, по-прежнему зажимая уши – если не видеть и не слышать, можно представить, что ничего этого нет совершенно, вот только перестать чувствовать это не помогает. Чувствовать как крепкие, обжигающе горячие в этой вечной мерзлоте руки обнимают сзади, невесомо проводя по бокам и, поднимаются выше, как нежное и чувственное объятье за мгновение превращается в удушающую хватку, из которой нет возможности вырваться, как эти же руки погружают в холодную воду. Воздух вырывается изо рта стайкой пузырьков и легкие разрывает в клочья от нехватки кислорода.
Последнее, что она запоминает – расплывающееся лицо и тихий, уверенный голос.

Лиз выпутывается из очередного кошмара, как из липкой паутины, с полностью окрепшим ощущением, что паук, сплевший ее, притаился где-то поблизости.
В последний раз, когда она поделилась опасением с врачами, те сказали что это простое обострение и выписали ей еще одни цветные таблеточки – кошмары от них стали реалистичней и длительней, а ощущение преследования не прошло. Больше она ничем не делилась с врачами.
В комнате нестерпимо жарко, Элизабет чувствует, как плавиться в этой душной полутьме, которая забивается в рот и нос, мешая вдохнуть полной грудью. Отголоски очередного кошмара еще таятся по углам и, наверное, под кроватью, рука тянется к прикроватной тумбочке в надежде найти спасительную таблетку, но находит лишь пустую банку от. Надежды на то, что сейчас появиться Морфеус и предложит заветную пилюлю нет никакой, а значит надо отскребать жалкие остатки прежней себя от кровати и спускаться вниз, навстречу очередному дню, очередным вопросам о ее самочувствии и самому главному – не вспомнила ли она еще чего.

Необходимость в придумывании ответов отпадает сама собой, когда Элизабет спускается на первый этаж – на кухне обнаруживается лишь записка, пришпиленная магнитом к холодильнику.

Уехал в бюро, буду к трем.
Правила, надеюсь, помнишь? Из дома не выходить, дверь не открывать, на звонки не отвечать.
Дом под внешним наблюдением, не беспокойся.
Вернусь не один. Не скучай.
Ник.

Снизу красовался кривоватый смайл с бешеной улыбкой, что ж, Ник как всегда был в своем репертуаре, и, за две недели совместного проживания успел немного изучить свою подопечную – глядя на эту рожицу, она невольно улыбнулась и глянула на часы – до предполагаемого возвращения агента Ника МакГарета, в обязанности которого входила охрана единственной, оставшейся в живых жертвы безумного мальчика Кая, оставалась чуть больше получаса.
Скинув липкое напряжение и страх Элизабет налила себе кофе, из предусмотрительно работающей кофеварки, забралась с ногами на стул и закурила. Слева от пепельницы лежал обычный молескин и ручка, раскрыв его почти не середине Лиз начала быстро писать.
Меня зовут Элизабет Сноу (хотя на самом деле Гленда Кит), мне двадцать три года, я живу в маленьком, забытом Богом домике на окраине Беллингхэма. У меня амнезия, паранойя и частые панические атаки. Восемь месяцев назад я побывала в Аду.
Буквы, складываясь в слова, описывали все произошедшее с ней. Эта привычка, необходимость даже, появилась спустя неделю после выписки из больницы – она боялась не появления монстра и возможного заточения, как бы глупо это не выглядело, больше всего она боялась снова забыть. Потому что ощущение черной дыры в голове – оно разрушало, уничтожало спокойствие, приводило к кошмарам. Лиз очень хотела вспомнить те три недели, что провела в ледяном плену, она неосознанно понимала – чтобы отпустить страх, надо вспомнить, чего боялась. И разумеется – она жаждала чтобы этого ублюдка посадили на электрический стул.

Отредактировано Vivienne Fields (2014-07-17 16:13:24)

+2

3

12 ноября, 01:35 p.m.

  - Джеф, будь ты проклят... собери все чертовы бумаги и сядь на мое место. - Томас стоял у раковины в туалете и мыл руки, в то время как Джеф справлял нужду, уже третий раз за пол дня, - может тебе стоит сходить в медпункт? Я не хочу что бы в день моего перевода ты испортил все.
Для Томаса, по его личным причинам, этот день имел особый вес. Ведь предстоял переезд в Беллингхем, подобного события он добивался больше месяца. Это грозила началом новой карьеры, но вся надежда была на хорошую рекомендацию, которая даст достаточные преимущества на новом месте. К тому же здесь он закончил все свои дела, и чтото свежее не повредит.
  - Том, я так и не понял... нахера ты перевелся? - Томас заметил, как из под двери кабинки выкатился рулон туалетной бумаги, а следом последовала ругань, - ебаный ж в рот, почему не повесить крючки для бумаги. Мне что теперь с голым задом идти за рулоном?
Зимерсон поднял бумагу и отдав Джефу, снова принялся мыть руки. Чертов ублюдок... и как такой мудак нашел себе женщину?
***
13 ноября, 08:12 p.m.

  Томас повернул ключ и мотор едва слышно загудел, включив печку, он нажал кнопку на магнитоле и салон автомобиля заполнила спокойная музыка. Предстоял не близкий путь в город, где его ждало незаконченное дело, которое нельзя бросить.
Когда Зимерсон добрался до места назначения, на улице уже стемнело. Сняв комнату в отеле, Томас поставил ящик с личными вещами на стол, а сам не раздеваясь рухнул в объятья кровати. Утром предстояло знакомство с новыми коллегами, а так же исполнение задуманного.
Надеюсь местному капитану понравится рекомендация о Гарри, не зря же этот пузан старался...

Настоящее время.

- Томас... Томас! - Зимерсон  повернулся на зов, как и ожидалось, он увидел МакГарета. Славный парень, хотя наивности в нем столько же, сколько говна в Джефе. Томас уже знал, что дело о выжившей разделили на двоих, причем по просьбе самого Ника.
- Да, помню... уже пора идти, только захвачу кофе. Тебе взять чего? - Ник лишь отрицательно помахал головой и отправился на улицу. Стесняется что ли?
Взяв двойной черный кофе, Томас направился к машине, при этом по пути успел допить почти весь напиток. Это было единственной слабостью Зимерсона, кофе он пил литрами. Сев в авто, Том поежился и посмотрел на Ника, который напоминал оловянного солдатика. И вроде нормальный и в то же время чудаковатый...
Пропищал сигнал, что двигатель завелся и автомобиль тронулся с места. Предстояло доехать до дома, где проживала беглянка, нынче под защитой. Сколько иронии...
- Погодка нынче не радует, минусовая температура точно... - Том всегда показывал себя общительным сотрудником, это не слабо помогало. Но ответа от Ника он не дождался, лишь кивок. Выпил бы кофе, не дрожал бы как суслик...
Район, где проживала девчушка, был наверно самым тихим и спокойным, что еще желать? Оставив машину у пешеходной дорожки, агенты направились на встречу теплу.  Ник решил идти первым, видимо он переживал за свою обузу, возможно даже завел какие-то теплые чувства. Так или иначе, они были на месте, а Томас уже успел снять пальто.

0


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Альтернативный мир » Твой ненаглядный Кай...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC