PANGEA: LAST WAR

Объявление

Ролевой форум месяца. Июль. Голосование. МЫ ПОД НОМЕРОМ 4. ГОЛОСУЙТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » каждый хочет управлять этим миром


каждый хочет управлять этим миром

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

"Каждый хочет управлять этим миром."
❖ Дата: 12 апреля 2076 года
❖ Участники: Victor Statefield, William Weimer
❖ Описание окружающей обстановки: Верхний Пангей, вечер.
❖ Описание эпизода: Виктор впервые выбирается из Нижнего Пангея, чтобы найти своего друга, но по собственной неосторожности попадает в серьезную передрягу. Беседа двух старых товарищей превращается в попытки не раскрыть одно лицо и не дать себя поймать - другому. Параллельно, каждый приходит к выводу, что пора делать серьезный шаг вперед. Против Альянса. За мутантов.

0

2

В Верхней Пангее в воздухе витает свежесть и не чувствуется эта затхлость, сырость, что присуща нижнему городу. В Верхней Пангее светит солнце, настоящее солнце, пусть и проходящее через купол, а не те зеркальные отражения, что спускаются к ним под землю.  А закатов Виктор не видал уже, наверное, год.
Медленно вышагивая по дороге, скрытый тенями деревьев, мужчина разглядывал знакомые места, который он был вынужден покинуть. Старые кафе, дома, парки, которые, казалось, за этот год совсем не изменились, давили на него тяжестью воспоминаний. Хотелось пройтись по каждому знакомому месту, остановиться, посмотреть, прислушаться. За год безделья под землей, мутант либо стал до ужаса сентиментальным, либо это минутная слабость, что скоро пройдет. Виктор надеялся на второе.
Естественно, он не останавливался, понимая, что это может оказаться чревато для него, упрямо шагая по дороге к назначенному месту встречи. С Уильямом они тоже не виделись год. Старые-старые воспоминания. Да и связались только пару дней назад. Раньше Стейтфилд физически не мог сам найти друга. Сначала преследование, после долгие попытки найти убежище и обустроить его, благо деньги у него все же были, а после нужно было осмотреться, узнать, наладить связь с верхним городом и окончательно понять, что теперь туда ему путь заказан.
То, что сейчас Виктор находился в Пангее — было большой глупостью и не меньшим риском, но встретиться с Уиллом хотелось. Не то, чтобы он соскучился, скорее, заскучал от вечного безделья и одиночества. Год в бегах был ужасным и не продуктивным. Иногда Виктор жалел, что не мог сдержаться и промолчать на том собрании. Промолчать, затихнуть, затаиться и начать вести подрывную деятельность прямо в Альянсе. Вербовать мутантов и спасать заключенных. Сейчас же он был бесполезен. Ничего нужного, ничего важного. Одни только домыслы-мысли и странный, несвойственный ему страх, который не давал сделать шаг вперед. Решающий шаг, который бы изменил все.
Подтянув поудобнее сумку, где покоились две маски и два пистолета, мужчина поправили темные очки, только сильнее горбясь и продолжая идти вперед. Редкие прохожие особого внимания не уделяли человеку, который казалось в свои тридцать пять лет заболел кризисом среднего возраста, начав наряжаться, как подросток: джинсы, растянутая толстовка с глубоким капюшоном и черные очки. Зрелище, на самом-то деле, было так себе. Виктору было не комфортно и не приятно. Любимые костюмы казались еще роднее и не доступнее, но в любимых костюмах не побегаешь по рельефу Нижней Пангеи от ДКМ, надеясь запутать следы, поэтому приходилось привыкать.
Ваймера он заметил сразу же, казалось, что старый друг не состарился ни на день, в отличие от самого Виктора, у которого появились морщины и редкая седина. Слишком рано.
Но главное, что он не мертв.
- Знаешь, я выгляжу, как подросток, которому родители не дали деньги на нормальные тряпки, - Стейтфилд подбирается со спины тихо и незаметно, как только умеет. Все же, год в бегах не прошел даром. - Тихо. Не оборачивайся так, будто за нами могут следить.
Шепот почти на ухо во время дружеских объятий. В конце концов, он не застыл, раскрыв рот и боясь произнести и звука.
- Нет, так-то оно и есть. Могут, но какая разница нам до этого, ведь мы просто прогуляемся в парке.
Виктор настойчиво взял под руку немного охуевающего Уилла и, предварительно закурив сигарету, направился в сторону небольшого парка, где они любили проводить время. Молчание затягивалось, а сигарета все не хотела выкуриваться. Минута, две. Мутант боковым зрением с интересом наблюдал за другом — может бывшим? — пытался понять, что же тот чувствует, не залезая в голову. Нельзя, ведь он обещал. Как и пообещал Сесилии никогда не сметь рыться в ее сознании. Зона комфорта. Личное пространство, которое такой человек, как Виктор просто не мог не уважать.
- Связаться с тобой было трудно, - Виктор первым прерывает тишину, провожая взглядом бычок, летящий со снайперской точностью в урну, стоящую неподалеку от них. Натренировался. - И как они преподнесли народу случившееся? Мутант обезумел? Расскажи мне все новости Врехнего мира. Я слишком долго бегал по горам, совсем позабыв о существовании газеты.

+1

3

Одно из самых памятных событий в жизни Уилла был тот момент, когда он впервые почувствовал ложь. Сначала это пугало, потому что на тот момент еще молодой человек не понимал происходящего. Просто знание, что выставленный факт – ложь, причем ему казалась она донельзя очевидной – это и породило иное мышление в его голове. Сначала обрабатывалась информация от близких, потом телевизор, статьи, прочие средства массовой информации – все они раз за разом доказывали одно: кругом ложь.
В частности, это касалось мутантов. Уильям знал, что бесполезно идти мирными способами против Альянса, но ему самому не хватало хорошего толчка и уверенности в себе, чтобы что-то предпринять. К тому же, не хотелось ставить семью под удар. Близким относительно повезло с тем, как сложилась ситуация в их случае, и упрекнуть их Уилл не мог даже при всем желании.
Его жизнь тоже сложилась неплохо, но надолго ли? Ваймер принадлежал к тем, кого Альянс пытался убрать навсегда, и это рисковало перерасти в паранойю. Знания психолога и врожденная трезвость ума помогли этого не допустить, но абсолютно осторожным Уилл быть не мог – человеческую натуру в нем еще никто не отменял, да и её было очень много во всей его сущности.
Если бы Виктор не был связан с Альянсом, он бы и бровью не повел пытаться вывести все на чистую воду, хотя бы для единственного близкого друга. Видят небеса:  Ваймер пытался. До последнего старался объяснить Стейтфилду, в своей привычной тактичной манере, что он ничего не добьется. Все, что касается мутантов, все это выдавалось в виде приторно-сладкой лжи, от которой во рту вязало едким привкусом. Уберечь Виктора не удалось. Скандал, а затем исчезновение друга не на шутку перевернули жизнь Уилла с ног на голову. Он боялся за Стейтфилда и даже думать не хотел о его смерти, а тут надо делать вид для остальных, что все нормально и у него прекрасная жизнь, да изредка шутить на вопросы, почему у него нет до сих пор жены.
Жизнь шла своим чередом, он работал, общался с родственниками, навещал племянников и общался с братом, но на редкие вопросы о том, что Уилл думает о ситуации с Виктором, отвечать было сложно. Увернуться от ответа означало навеять какие-то подозрения, а Уильям еще с двадцати лет перестал верить своим родственникам, не считая детей родного брата. Для всех них он похоронил Виктора в своих мыслях, как бы тяжело не было. Ваймер не верил, что друг мертв, но знал – чем больше людей отвянут от него с вопросами об этом человеке, тем больше о нем успеют забыть. Человеческая натура утрачивала интерес к объекту, добившись необходимого от него.
Его догадки подтвердились: Виктор вышел на связь. Сначала Уильям подумал, что это чей-то розыгрыш или попытка вывести его на чистую воду, но только Стейтфилд мог быть Стейтфилдом, что и подстегнуло психолога к окончательному решению встретиться. На самом деле он был готов дать согласие еще до того, как Виктор вообще объявился, но Уилл старался быть предельным осторожным.
Сейчас он стоял на назначенном месте, опоздав на пару минут, одетый, как и всегда, по своему стилю. Уильям старался не смотреть на часы, которые отец ему подарил еще лет пятнадцать назад, чтобы не отсчитывать каждую секунду. А вдруг что-то случилось? Вдруг, Виктор попался, пока добирался сюда? Ваймер, конечно, опасался этого, но терпеливо ждал, не загадывая, сколько еще сможет тут простоять.
Год для Виктора не прошел даром. Тот явился из ниоткуда, заставив напрячься Уилла каждый мышцей тела, но психолог тут же расслабился. Ваймер доверял Виктору, пусть это могло быть несколько безрассудным. Он осматривает мужчину, замечая мельчайшие изменения во внешности друга, но сдерживает любой комментарий.
- В костюме ты был привычнее,- отвечает Уилл ровным тоном, словно они разошлись только вчера по домам. Психолог обнял друга в ответ и утихомирил свое беспокойство. Чем больше суеты, тем больше проблем можно нажить – кому, как не им, это знать. Они идут в тишине, и эта чертова тишина давит. Уильям не знает, о чем говорить, боится услышать много лжи, опасается задеть Виктора. Его не волнует, что Стейтфилд объявился только год спустя – пожалуй, он бы поступил так же. Нижний Пангей разительно отличался от Верхнего, и Виктору мужчина не завидовал.
- Ничего в этих газетах нет,- ответил Уильям,- полезного, я имею ввиду. Одна ложь, как и всегда. Будь моя воля, я бы отказался вообще слушать СМИ, но тогда я не смогу держать руку на пульсе и знать, чего мне нужно ждать следующим утром,- мужчина достал свои сигареты, закуривая рядом с Виктором. Некоторые привычки так и не поменялись.
- Они рассказали, что среди них был мутант, который пошел против Альянса. Были версии с безумством, были версии с попыткой объяснить все логично. В любом случае, это подтолкнуло их активнее агитировать простых людей ненавидеть мутантов,- продолжал Уилл, смотря вперед перед собой и двигаясь ровным , неспешным шагом.
- Я уже почти не помню, как выглядит Нижней Пангей,- шепотом произносит мужчина, опуская взгляд вниз, туда, где под толщей земли находится объект его временного интереса. Он ни в коем случае не обвиняет Виктора в том, что тот подтолкнул Альянс к активным действиям: если бы не Стейтфилд, то правительство уже давно занялось этим вопросом. К сожалению, постоянно их сдерживать Виктор не мог. Уильям бы сказал ему «мне жаль, что так вышло», но он не хочет расстраивать друга, и, конечно, не говорит «я же предупреждал». К чему ворошить то, что уже не исправить?
Нужно решать будущее. Нужно делать шаг туда, где их ждет относительная свобода от тяжелых взглядов людей и истребителей Альянса. Ваймер понял это, когда произошел конфликт с Виктором год назад, но не спешил предлагать это. В конце концов, возможно, его идеям стоило остаться лишь в его голове.

0

4

Отвести взгляд от Уилла тяжело. Будто дековинку в музее, Виктор внимательно рассматривал старого друга, отмечая про себя каждую эмоцию, каждое изменение в его тоне. Хотелось верить в то, что мутант, с которым они раньше были неразлучны, не предал его, не сдал, не сдался властям и не стал работать на них. Этого Стейтфилд боялся больше всего. Дикая паранойя, которая усугубилась и превратилась в настоящую болезнь, теперь работала на всю мощь, но Вик заглушал ее, стараясь игнорировать позывы, что казались логичными и не логичными в одно и то же время. Он верил, о, он хотел верить в то, что его не предали, что его не бросили. Что остался хоть кто-то, кто способен принять его после того взрыва эмоций в Альянсе. Ему нужен был такой человек, что не удивительно. После того памятного дня все, кто так старательно вылизывал ему пятки, пока Виктор находился на посту в правительстве, быстро отвернулись от него. И, как будто этого было мало, решили еще и помочь слежке, финансируя ее, хотя, этого понять Вик не мог. У правительство было много денег. Так много, что они могли бы спокойно жить в Верхней Пангее еще очень и очень долго, не нуждаясь ни в чем. Но когда правительственные крысы отказывались от лишних денег?
Виктор нуждался в человеке из Верха на которого он мог положиться, поэтому на свой страх и риск была совершенна удачная попытка связи с Ваймером. И, честно, Стервятник очень удивился, что тот согласился на встречу. Год — не маленький срок. За год можно многое сделать: найти союзников из беженцев в Нижней Пангее или, к примеру, завести жену и даже ребенка. И стыдно признаваться, но этого Виктор боялся больше всего. За год можно устроить революцию и свергнуть власть. За этот вшивый год можно узнать, что ты неизлечимо болен или излечиться от болезни. Чертовски длинный год, который Виктор помнит лишь обрывками и редкими схватками с людьми из ДКМ и Тайной полиции. За год можно научиться выживать и жить, несмотря на то, что ты находишься в федеральном розыске. В общем, год — срок слишком большой, чтобы верить в то, что ничего не изменилось.
- Ты знаешь, что они и так бы начали агитацию. Придрались бы к ребенку, что не смог сдержать силу, - мужчина пожимает плечами, снова закуривая сигарету. Скоро он умрет от рака легких, почему-то в этом Стейтфилд был уверен на сто процентов. - Лучше принять огонь на себя, чем видеть, как страдает на публике ребенок, который не смог бы избежать наказания.
Теперь бывший руководитель Альянса курил в несколько раз больше. Две пачки в день — его минимум, с тех пор, кау мутант научился воровать и не бояться открыть свою силу. В нижней земле к ним относились снисходительно.
- Поверь, там ничего интересного, - Стейтфилд резко останавливается на месте, еще сильнее натягивая капюшон и наклоняя голову вниз. - Лишь относительная анархия и свобода по сравнению с этим местом. Но знаешь, там хорошо.
И снова бычок летит в мусорку, что стоит неподалеку. Теперь Виктор редко промахивается мимо цели. Маска в руках мужчины появляется быстро и незаметно и всовывается в руку Уильяма.
Прячь. Они могут прийти. Чую.
- Да, жаль. Но нечего жалеть, - Виктор пожимает плечами, снова закуривая сигарету. - У меня было много времени подумать, о, очень много времени. И научиться некоторым трюкам. И переосмыслить ситуацию. Мне нужен был побег, так что да, ты предупреждал, помню, - Вик смеется, видя слабое раздражение, скользящее по лицу мужчины. - Нет, я никуда не лез. Эти мысли так сильны, что ты сам проецируешь их мне в мозг. Довольно любопытно, кстати.
Стервятник думает о том, что он в какой-то степени везунчик, раз смог выбраться наверх и идиот, раз решил, что ему дадут много времени. Мутант делает пару шагов назад, вжимаясь в стоящее сзади дерево и хватает за руку друга, притягивая к себе и поворачивая спиной к дороге.
Надень маску, милый мой.
Рука ложится на плечо Уилла, и Вик поднимает глаза на друга, расплываясь в улыбке, что казалась больше кровожадной, нежели довольной. И кажется, что Стейтфилд молодеет на пару десятков лет, стирая с лица усталость, появившуюся всего за год скитаний.
- Знаешь, тут красиво, вспоминается детство. Друг мой, ты помнишь наше детство? - Сзади. Старые друзья. Давно преследуют меня, но как видишь. Еле заметное пожатие плечами и ухмылка. Прости за вторжение, но по-другому никак. - А нашу первую прогулку тут?
Виктор морщится, но улыбаться не перестает. Пока у него хватает сил разыгрывать дурака, как перед людьми, так и перед зеркалом, дабы скрыть все то отчаяние, которое копилось годами.
Или они поверят, что мы парочка, или нам придется запачкать руки, любовь моя.И пока что мне не нравится второй вариант.
Пока у него хватает этих сил.

+1

5

Уилл не спорит с Виктором: друг прав, они бы начали агитацию с любого повода. Выглядело, конечно, так, что его друг совершил акт самопожертвования, но что разоблачение Стейтфилда, что возросшая активность против мутантов - все было лишь малым вопросом времени. Мужчина затягивался сигаретой медленно, шел по парку неспешно, словно они действительно гуляли тут как самые обычные люди. Как долго им удастся играть свои роли для окружающих? Уильям не знал и не хотел загадывать. Все вокруг разом превратились во врагов, и как бы ни старался психолог – нервы были напряжены, но это малая цена за встречу с другом. На горизонте виднеется закат, и Уиллу на секунду кажется, что это  сон, а Виктор явился в роли проводника или как там называют подобные знамения. От этой мысли мужчина не сдержал мимолетной улыбки, которую спрятал в ладони, когда вновь подносил сигарету к губам.
- И как долго пройдет времени до того, как они начнут доказывать опасность мутантов на детях? Пока людей не толкнешь чем-то из ряда вон выходящего, они не будут шевелиться,- произнес Уильям. Они еще не отошли после Третьей мировой войны, а люди затевали новую. Здесь они ограничены куполом, и психолог не мог не вспомнить книгу покойного Кинга с аналогичным названием. Стоило ли говорить, что там все закончилось фактически печально? Жители Пангеи шли к этому, но Альянс так нагло и грязно втирал им в голову свою правду, что оспорить их действия было невозможно.
На ответ про Нижнюю Пангею Уилл только хмыкнул. Что ему мешало бросить все и уйти туда? Он не знал. Оставаться тут можно было только ради племянников и брата, пусть с последним и были частые разногласия. Уильяму было сложно сходиться с людьми из-за своей способности распознавать ложь, и если на редкие мелочи можно закрыть глаза, то на их большое количество – нет. Тем не менее, Ваймер имел ряд знакомых и товарищей, которые играли для него роль его друзей, но он знал: едва случится что-то аналогичное, как с Виктором - он обязательно останется один.
Его опасения подтверждаются, и Уилл быстро реагирует на сунутые ему в руки вещи, пряча маску внутри пиджака. Рядом с Виктором психолог по внешнему виду выглядел больше как его старший брат или отец, чем на его друга.
Следующие слова Стейтфилда заставляют Уильяма нахмуриться и скосить на него взгляд, в котором четко виделось недовольство и раздражение. Когда они только познакомились, то да, без использования силы Виктора было не обойтись, но это длилось недолго. Негласное соглашение не лезть друг к другу в головы было принято единовременно и бесповоротно, хотя, признаться, никакого вмешательства Уилл не почувствовал. В том-то и была прелесть их сил – человек просто не понимал, что происходит, один щелчок в голове, и он впадал в панику или делал то, что ему прикажут. Сдерживать могли подобное лишь обладатели ментального блока или же те, кто мог быстро сбросить с себя оцепенение. Альянсу действительно стоило бы опасаться их. Фраза о проекции мыслей в мозг моментально сбило весь пыл Уильяма. Недоумение застыло на несколько секунд на его лице, пока мужчина не понял, что начинает уже скуривать фильтр. Кашлянув, он выбросил сигарету в урну. Сомнений в правдивости слов Виктора не было: Ваймер ему верил.
- И, правда, интересно,- подтвердил Уильям, посмотрев на друга. Он бы хотел об этом поговорить, но понимает, что сейчас ни время, ни место не подходят. К тому же, сейчас Виктор притянул его к себе, заставив вновь напрячься всем телом. Теперь он четко слышал его голос в голове, отчего не сдержал порыв и поджал губы, терпеливо ожидая дальнейших слов Стейтфилда.
Я уже хотел было тебе двинуть, друг мой. Любя, конечно, не обессудь.
Он не оборачивается назад, чтобы посмотреть на людей сзади. Идея кажется абсурдной, но кому, как не ему, знать, как люди смущаются от проявления чувств окружающих? Усмехнувшись, Уилл притянул друга к себе за затылок, почти вплотную касаясь его губ, и тихо заговорил:
- Помню. Оно было лучше, чем у детей сейчас. Нам, по крайней мере, не так вбивали в голову откровенную ложь.
Они еще тут? Кстати, с проекцией моей мысли в твою довольно любопытно на самом деле, но об этом мы поговорим позже. Радуйся, что я выше тебя и что у меня широкая спина.

+1

6

Виктору приходится себя сдерживать, чтобы не рассмеяться в голос, видя, как хмурится его друг, когда чувствует проникновение в сознание. Рассмеяться, а после обидеться. В конце концов, это было несправедливо. Уилл, пускай и механически, спокойно мог увидеть то, что его друг лжет. И, в связи с этим, негласный запрет на вторжение в его сознание казалось какой-то насмешкой. У всех была зона комфорта, и Стейтфилд ни чем не отличался от Ваймера желанием неприкосновенности. Он ведь даже не мог солгать лучшему друг, что иногда невероятно бесило и злило. Но эту тему он решает не поднимать, прекрасно понимая, что это может закончиться ссорой или чем-то еще не более приятным. Сейчас же это было глупым просчетом с его стороны. Терять единственного друга катастрофически не хотелось. Теперь Стервятник начал понимать, что такое дружба и ценить ее. Но промолчать Виктор все равно не способен, уж такая у него натура.
Любя, говоришь?
Рука мутанта перемещается на талию друга; улыбка становится игривой, а не уставшей, а взгляд из-под сползших очков совсем не похож на взгляд того, кто пробыл год в бегах. Это взгляд живой и веселый. Впервые по-настоящему. Последующие действия Ваймера скорее удивляют, чем смущают. А по губам начинает скользить усмешка; Вик сильнее вжимается в дерево, утягивая за собой друга и старается сжаться еще сильнее, чтобы скрыться от людей, ходящих и подозрительно косящихся на них. Стейтфилд уверен — ДКМ. Лица действительно знакомы. Но вот залезть в разум, не обнаружив себя, получается из рук вон плохо, особенно учитывая тот факт, что ему нужно поддерживать связь с Уиллом и вести непринужденный разговор.
- Это детство тоже лучшее для них. Они не знают правды.
И снова хочется рассмеяться Ваймеру в лицо. О, его детство закончилось примерно в восемь лет, когда впервые телепатия дала о себе знать. Тогда-то мутант и понял всю несправедливость мира. Он слышал много голосов в своей голове: Альянс, мутанты, люди. Слышал голоса, полные страхов, которые молили о пощаде. Это было тяжело переносить, особенно маленькому ребенку. Особенно в восемь лет. Но Вик привык и не особо стремился жаловаться, зная реакцию и отца и матери. Расстраивать их не хотелось.
Год воздержания, дорогой друг. Свободная рука незаметно ныряет в карман, проверяя пистолет, а потом перемещается на талию Уильяма. Не боишься, что вон те кусты станут последним пунктом назначения в нашей прогулке?
И снова мужчина улыбается, выглядывая из-за плеча.
Да-да, мы поговорим об этом, когда-нибудь, мой широкоплечий рыцарь.
Виктор все же смеется, легко, непринужденно, стараясь показать, что они действительно лишь влюбленные, что так увлечены друг другом, раз не замечают двоих людей, севших на лавочку чуть поодаль, но следящих за ними.
Думаю, они просто так нас не оставят. Стейтфилд безжалостно давит в своих мыслях сожаление по поводу того, что он оказался виноват, втащив сюда Уилла. Теперь без драки обойтись нельзя. Постарайся как можно незаметнее нацепить маску, а я пока подумаю, что делать дальше.
Взгляд мутанта перемещается с парочки на лицо Ваймера и он, не удержавшись и с ехидной ухмылкой чмокает его в губы, тут же отстраняясь.
- Ты выглядишь, как педофил, когда я с тобой в таком наряде. Как вам не стыдно.
Маска. Давай. Уже двое приближаются к нам.
Виктор досадливо морщится, доставая из кармана пистолет, вкладывая его в руку другу. Сам же берет другой.
Ненавижу, когда меня недооценивают. Это вгоняет в тоску и заставляет меня убивать. Потом предлагаю спуститься в нижний город. Домой сразу тебе нельзя.
Стервятник прикрывает глаза, хмуря брови.
Справа от тебя две женщины. Сможешь задержать, можешь даже не убивать, друг мой. Ты не сможешь.

+1

7

Идея кажется безумной донельзя, но когда еще можно позволить себе подобные выходки, если не сейчас? Виктор заметно взбодрился, что не удивило Уилла – чем ситуация больше выходила за грани разумности, тем сильнее расцветал его друг, и так было всегда.
- Когда ты осознаешь, что вокруг тебя одна ложь – это бьет посильнее профессионального удара боксера,- отвечает мужчина, смотря в глаза Стейтфилда. Вообще, он никогда не говорил ни с кем, что почувствовал, когда впервые начал распознавать ложь. Не считал это необходимым, кому нужны истории о том, как человек в панике искал хоть кого-то, кто может сказать ему правду? Одним из этих редких «кто-то» и оказался Виктор, чем, наверно, сразу проложил себе ровную дорогу к месту лучшего друга Уильяма. С иллюзией страха вышло все немного по-иному, но Уилл оказался более готовым. Иногда ему хотелось бы научиться выключать свой внутренний детектор, но, увы, это могло произойти, если только Ваймер сам был без сознания или чем-то сильно отвлечен. Впрочем, сейчас и последнее уже не избавляло от способности.
- Правда рано или поздно всплывет на поверхность,- договаривает Уилл. Нашими силами или нет. О, это зерно идеи давно поселилось в его голове, но обо всем не сразу. Сейчас за его спиной находилась другая их проблема, которую стоило решить как можно быстрее.
В Нижней Пангее совсем нет женщин, Стейтфилд? Или ДКМ слишком активно положили взгляд на твою задницу? Все настолько плохо, что встает на лучшего друга? Я шучу. Кусты – полная антисанитария.
Он улыбается на «широкоплечего рыцаря», а также в ответ на смех друга. В такие секунды Уильям ненавидел Альянс еще сильнее. Эти ублюдки наверху однажды затеяли войну, которая стерла с лица Земли все признаки жизни, а теперь устраивали тотальный контроль здесь, под куполом, желая разжечь новую. Спасет ли их на этот раз наличие Нижней Пангеи? Вряд ли. Мало кто захочет запускать туда кого-то сверху, и Ваймер их прекрасно понимал.
К сожалению, их спектакль не достиг своей первоначальной цели. Уилл с убойным спокойствием отстраняется от лица Виктора и непринужденно достает маску так, чтобы людям сзади ей не было видно до определенного момента.
Блять, Виктор.
- Это не я тебя наряжал,- спокойно парирует Уильям и уверенным движением натягивает маску на лицо, чтобы тут же перехватить пистолет друга.
Без проблем, Стейтфилд. Нам есть, что обсудить в более спокойной обстановке.
Ваймер разворачивается вправо и с локтя наносит одной из женщин удар в лицо. Судя по хрусту, он переломал ей нос. Вторая отреагировала быстро, и Уильям вынужден был выставить блок: противница была мельче и легче, поэтому двигаться быстрее ей не составляло труда. Первая с разбитым лицом тоже оперативно пришла в себя.
Уильям хмурится: его не учили профессиональному ведению боя, но он хорошо дрался на улицах, будучи подростком. Грубая сила, никакого смысла в искусстве единоборства, кто быстрее и сильнее – тот и прав.
Держись пока в моей голове, я должен знать, что с тобой все в порядке.
Видят небеса – не хотел Уилл использовать пистолет, но два выстрела по ногам женщин быстро разрешило проблему.
Ты прав, убивать так быстро я еще не готов. Не хочу размениваться по мелочам.
Двумя ударами ногой он отправляет противниц в нокаут и поворачивается к Стейтфилду.
Совсем разрушил мой образ джентльмена.

+1


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » каждый хочет управлять этим миром


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC