PANGEA: LAST WAR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » Вне закона


Вне закона

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

"Вне закона"
❖ Дата: 18 марта 2077;
❖ Участники: Dominick Hart, Irma Himmler, Thomas Weaver;
❖ Описание окружающей обстановки: Верхняя Пангея, сумерки. Улицы недалеко от школы.
❖ Описание эпизода: От информатора Крида поступают данные о мутанте, преподающем в школе. Не известно числится ли он в какой-то группировке или же сам по себе, не известно ничего ни о силе, ни о связях. Лишь фотография и имя. Идеальная жертва для идеального вечера.
Решив пока не привлекать Тайную полицию, Ирма выслеживает мутанта после школы, дабы избавить мир от еще одного выродка.

+2

2

внешний вид;
Если честно, Доминик не особо любил детей. Особенно, когда они в возрасте от десяти до тринадцати лет и постоянно стремятся нагрубить тебе и оттолкнуть от себя, когда ты пытаешься выяснить, что с ними творится. Харту уже надоело мысленно считать до десяти и успокаиваться мыслью «это просто дети, у них переходный возраст, спокойствие, только спокойствие», потому что когда ты говоришь это по двадцать раз на дню, то фраза теряет свои успокоительную силу, и последний класс, пришедший на урок к Доминику, обязательно попадает под горячую руку учителя. О какой педагогике вообще идет речь, когда эти дети пытаются строить из себя взрослых и чуть ли не переходят на «ты»? Не то что бы Нику нравилось, когда его зовут Мистер Харт, словно шестидесятилетнего старика, но и когда тринадцатилетний мелкий засранец после замечания бурчит себе под нос что-то вроде «придурок Ник» тоже, знаете ли, не устраивало парня. Он их почти что вдвое старше, а иногда такое чувство, будто тебя хотят загнобить, как одноклассника-неудачника, наверное, поэтому Доминик предпочитает быть строгим, но справедливым учителем. С детьми надо держать дистанцию. Особенно с такими.
С подростками постарше дела идут намного легче, и многие из них действительно любят уроки рисования, и с ними есть, о чем поговорить, а иногда и пошутить, но все равно Харт не позволяет вольностей, вроде таких, как «называйте меня по имени, я не настолько стар» или «да, вы можете включить музыку и слушать ее». А еще у старшеклассников есть такой минус, как влюбленные девочки. Иногда Доминик, получая вместе с рисунком так же бумажку с номером телефона, думает, что, наверное, его сила вышла из-под контроля, и скоро ее действие пройдет, однако когда это продолжается, парень вынужден предпринять какие-то меры. Упаси господь сесть в тюрьму из-за какой-то глупой школьницы! В любом случае, обычно Ник просто ведет себя как можно более жестко и холодно. Но сегодня он остался в школе допоздна не из-за нагрубившего ему подростка и не из-за воспитательной беседы с школьницей (Ник вообще предпочитает не говорить на эту тему), а просто из-за накопившейся бумажной работы.
В каждой, даже самой любимой, работе есть свои минусы, которые ты не можешь терпеть. Например, в работе учителем есть эта рутинная бумажная волокита, вроде заполнение журнала, если у тебя есть классное руководство (благо, Ник еще не был удостоен такой чести из-за своего маленького стажа), или же работа с поурочными планами. Харт терпеть не мог строить и редактировать эти планы, намного больше ему нравилось показывать, как правильно рисовать, чем рассказывать о том, как какой-то художник жил в бедности и умер в ней, а после смерти его картины вдруг стали шедеврами. Чему это может научить? Разве что тому, что славу можно получить через гроб, а при жизни вас и не заметят?
Но исправить план Доминик был не в силах, ему придется учить детей тому, чего хочет Альянс или кто там еще занимается образованием? Поэтому сегодня Харт решил остаться допоздна и закончить всю бумажную работу, чтобы всю следующую неделю уходить раньше.
Когда он закончил, в школе уже никого не было, кроме охранника и парочки уборщиц, а потому проходя по тихим, темным и оттого мрачным и  наводящим ужас коридорам, Доминик представлял себя героем ужастика, который оказался один в заброшенном здании, наполненном зомби или еще кем-то пострашней. Хотя какие зомби в Верхней Пангее? Тут за страшных чудовищ принимали не отмеченных в Альянсе мутантов, коим и был Доминик. Проходя мимо зеркала в холле школы, он хмыкнул, решив, что ему вполне нравится эта роль. Если бы кто-нибудь просек, что детишек обучает опасный мутант... наверное, Харта убили бы на месте, не дав даже моргнуть. Ну, или скорей всего, ему бы выкололи глаза - как главное оружие, - и отослали в тюрьму для мутантов. Ох, и обрадовался бы тогда отец Ника! Оба сына в тюрьме - комбо, не иначе.
Почувствовав усталость, Харт решил сократить путь до дома через переулки между зданиями, чтобы поскорей оказаться в родных стенах. В любом случае, ему нечего бояться, кроме как пауков, которые наводят страх на Доминика. Но ведь у каждого есть свои фобии?
Ему оставалось совсем немного до дома, и впереди уже виднелся выход из переулка, где по дороге изредка проезжали машины, когда Харту послышался звук тихих шагов позади себя.
Пробыв в "беглецах" более трех лет, вы бы тоже обрели такой чуткий слух, потому что каждую секунду ждали бы нападения и опасности. Доминик обернулся и прищурился, пытаясь разглядеть в темноте хоть что-нибудь, а точнее, кого-нибудь, но это было впустую: позади него был просто темный переулок. Решив, что ему почудилось, Харт двинулся дальше...

Отредактировано Dominick Hart (2014-07-11 15:49:12)

+2

3

внешний вид

Просматривая данные, полученные информатором, Ирма раз за разом убеждалась, что Крид не всегда выбирает правильных людей. Раздобыть за неделю только имя с адресом проживания и работы — это надо уметь. Ни тебе силы, ни тебе положения в группировках. Чем их дружок занимался целую неделю, девушка могла лишь догадываться, прекрасно понимая, что целым информатор после их очередной встречи не уйдет. Она уже представила, как медленно выкручивает ему яйца, дабы неповадно было отвлекаться от четких инструкций; медленно и методично разбивает его лицо в кровь. О, она даже чувствовала, как слезы, смешанные с кровью стекали по ее руке, наслаждалась этим мимолетным наваждением. Что сказать, Ирма любила пытки. До безумия любила. Юной оперативнице всегда нравилось смотреть на лица тех, чья жизнь медленно подходила к концу — страх, боль, ужас презрение и мольба о пощаде. Великолепные эмоции, которые она впитывала в себя, словно какой-то чудовище из тех рассказов Брэма Стокера. Гиммлер никогда особо не волновалась по этому поводу. Ей нравилось причинять боль, заставлять страдать и плакать тех, кто казался сильным и физически, и духом. Ей нравилось унижать и давить на человека, заставлять его плакать. Она любила чужие слезы и крики. Она любила чужу боль, любила власть над нею. И именно поэтому, девушка оказалась в Криде; Тайная Полиция и Химера, которая состояла из одной падали, не могли предоставить ей такие возможности.
Ирма очень надеялась, что сможет сыграть с этим пареньком до того, как отдаст в руке боссу. Совсем немного удовольствия, не оставляя следов. Гиммлер ненавидела мужчин. И мутантов. А тут такое комбо. Отказаться от заманчивой игры было просто невозможно.
Поправив сумку, где бережно лежали ее игрушки, без которых оперативница никогда не выходила из дома, она бесшумно последовала за Домиником, который очень удачно решил задержаться сегодня в школе. Видимо, все же, Фортуна была на стороне людей.
Двигаясь осторожно, стараясь не производить много шума и сливаться с тенями деревьев, Ирма не выпускала свою будущую жертву из поля зрения. Конечно, можно было напасть прямо сейчас, не дожидаясь, пока он покинет освещенной местности, но был риск оказаться пойманной или своими коллегами, или Химерой. Последних расплодилось очень много, наверное, больше, чем тех отбросов, что собирались постоянно в Нимжней Пангее, кажется, называя себя Версусом. Отличие одних от других Гиммлер не видела ничерта: что там, что там были отбросы, выродки, решившие, что сильнее людей, надеющиеся на свободу. Но даже несмотря на стороны, даже к Версусу она относилась терпимее, нежели к Хемере, члены которой, видимо, решили, что могут все и даже больше. О, сколько раз она мечтала поубавить спесь зарвавшимся мутантам, сколько раз хотелось показать, что люди ничуть не слабее, но не могла. Блэквуд поступил очень умно, взяв эту падаль себе на службу. Они были почти неприкосновенны. Почти. Ирма верила, что когда-нибудь она доберется до каждого из них.
От мыслей о мести ее отвлек Харт, что повернулся, глядя чуть ли не на нее. Это было странно. Годы шпионажа, годы тренировок сделали ее хорошим шпионом. И поверить просто так, что какой-то мутант, не подозревавший и не боявшийся преследования мог учуять ее или услышать, не представлялось возможным.
И за кого ты играешь, детка?
Усмешка заиграла на губах девушки, пока та стояла в тени, как можно тише и незаметнее.
Не увидел. Ослабил бдительность и не смог распознать угрозу, из чего Гиммлер сделала вывод — не телепат. Уже в плюс, значит никто ее мозг контролировать не сможет.
Идя все так же незаметно и еле слышно за мутантом, девушка проводила его до стройки, что была закрыта на ночь. Это было хорошо, им никто не помешает, если они вдруг соберутся играть тут.
- Малыш, беги, - и снова улыбка, и шепот почти беззвучный.
Выходя из тени, появившись чуть впереди Доминика, девушка не может скрыть наглой ухмылки, что искажает ее лицо.
- Мой дорогой друг, мой дорогой мутант, - пистолет легко ложится в руку, а Ирма приближается к парню, оттесняя его ко входу стройки. - Поиграем? - во второй руке оказывается стилет, поблескивающий в свете луны. - Мы должны сыграть. Беги.

+1


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » Вне закона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC