PANGEA: LAST WAR

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » Спасение утопающих...дело лекарей Версуса


Спасение утопающих...дело лекарей Версуса

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

--

"Спасение утопающих...дело лекарей Версуса"
❖ Дата: пару месяцев назад
❖ Участники: Victor Statefield Vivienne Fields Rebekah Davis
❖ Описание окружающей обстановки: в больничном крыле Версуса
❖ Описание эпизода: Кто бы мог подумать, что побег будет настолько сложен. Бег, от кажется всего ДКМ и полиции, по трущобам нижней Пангеи не принес ничего хорошего. Вымотанная как морально, так и физически, Ребекка свалилась на земле в первом же тихом переулке. Именно там ее нашел один из членов группы Версуса. Он спас ей жизнь и принес в лагерь, где передал в руки молодому лекарю Вивиен. Возможно она единственное кто хоть чем-то сможет помочь девушке.

+1

2

Маленькая комнатушка с выходом в больничное крыло, которую ты приспособила под свой кабинет, сейчас была тускло освещена светом от настольной лампы. Бумаги, лежавшие в беспорядке на столе, давно следовало бы разобрать, но сил уже не было. Эта смена, как и большинство до этого, выдалась тяжелой и сейчас, единственное чего хотелось, дойти до своей кровати и вырубиться, без опасения, что тебя поднимут через пару часов.
Откидываешься на жестком, неудобном стуле, массируя затекшие мышцы шеи и прислушиваешься к больничному крылу – сейчас там тихо, видимо мальчик, которого ты оставила на ночь для наблюдения, уже уснул, а значит можно заполнить оставшиеся бумаги, после проверить температуру у этого ребенка и отправиться домой. Мутантов в крыле не осталось, после осмотра и оказания экстренной помощи, они, как правило, всегда расходились по своим делам или отправлялись в очередную вылазку, но таких сегодня больше запланировано не было, значит можно было расслабиться окончательно и постараться отогнать ненужные мысли о подростке, у которого сегодня была первая такая вылазка и, которого тебе так и не удалось вытащить – паренек умер на твоих руках, не помогли ни твои знания, ни твои способности, банально не хватило времени, слишком поздно его принесли.
Выдыхаешь, берешь ручку, и принимаешься за заполнение отчета о смерти. По сути эта бумажная волокита здесь, в Нижнем городе, никому не была нужна, многие умирали от плохого воздуха, недостатка пищи и грязной воды, Верхний город тоже взимал кровавую плату за посещение его мутантами, но тебе это было привычно, поэтому заняв должность лекаря, начала вести записи о всех своих погибших пациентах – так было правильно, они не должны были оставаться безымянными телами.
Твои мысли были прерваны хлопком двери и шумом, поднявшимся в больничном крыле. Спешно выбегаешь из кабинета, чтобы почти столкнуться в дверях с Саммерсом, который держит в руках молодую девушку, без сознания, слишком бледную и худую.
- Ник, что случилось? Где ты ее нашел? – проверяешь у неизвестной пульс и указываешь на какую койку можно уложить, хватаешь с ближайшей полки стетоскоп, мимоходом успокаивающе улыбнувшись проснувшемуся ребенку и даешь ему знак улечься обратно, и присаживаешься на стул перед девушкой, принимаясь прослушивать ее сердечный ритм.
- Нашел ее у входа в Нижний город, была уже без сознания, видимо беглянка. Извините мисс Филдс, у меня это, дежурство еще не закончилось, так что я пойду, а ее на ваше попечение оставлю, уж вы то справитесь, - Ник Саммерс, неуверенно потоптавшись за твоей спиной разворачивается и бесшумно выходит из крыла. Вокруг опять воцаряется тишина, нарушаемая лишь шебуршанием со стороны кровати маленького Майка, который от любопытства никак не может уснуть вновь и, едва слышным дыханием бессознательной девушки перед тобой. Наклоняешься, ласково погладив ее по щеке, проводишь пальцами перед носом, позволяя выделиться сквозь поры на руках водному раствору аммиака.
- Милая, просыпайся.

Отредактировано Vivienne Fields (2014-06-28 19:37:28)

+2

3

Смерть. Окончание жизни или же начало нового пути? Дает ли смерть вечное успокоение или же, людям, умершим в этом мире никогда больше не попасть в другой? Возможно и нет никакого другого мира. Только черви съедающие твою плоть, люди плачущие над трупом и тьма...густая, непроглядная тьма. Казалось, ее можно потрогать на ощупь, дотянуться до нее рукой и застрять. Застрять во тьме, без права выхода.
Умерла ли она? Нет. Это было был слишком легко. Начиная с 16 лет Ребекка думала об этом. О том моменте когда ее сердце навсегда остановится, принося с собой заветное успокоение, но это не происходило. Боль, страх, отчаянье. Было все. Но заветной смерти так и не было. Может показаться что она просто сдалась, отдалась на волю случаю, приемная свою судьбу как должное и просто ожидая заветного часа ИКС. Нет, это было не так. Она хотела жить. Хотела жить как все, а не как лабораторная крыса, каждый день испытывая на себе все новые и новые извращения врачей. Она просто хотела что бы боль прекратилась.
Это произошло несколько дней назад. Брат, который, казалось, уже забыл ее, нашел путь для ее спасения. Он пробрался в тюрьму и освободил Ребекку. Рискуя своей работой и жизнью, он освободил ее и приказал бежать, не смея дальше следовать за ней. И Ребекка бежала. Бежала так далеко как только было возможно. Они бежали следом. Полиция, охрана тюрьмы. Кажется кто-то даже подстрелил ее. Наверное именно от этого в глаза было так темно.
Она помнила, ей удалось скрыться. Удалось спрятаться. Но двигаться дальше просто не было сил. Голод, обезвоживание и задетое оружием плече. Спасение, которое, казалось, уже наступило, ускользало из ее рук, вместе с жизненными силами.
Девушка упала в темном переулке. Сил идти больше не было. Она не хотела больше идти. Свернуться комочком, просто лечь и забыть обо всем. Эта идея казалось отличной. Проще было остаться тут и просто умереть. Ведь она так давно к этому шла.
Чьи-то сильные руки подняли Ребекку на руки. Она видела сквозь полуоткрытые глаза татуировки. Много татуировок. Чьи-то сильные руки несли ее прочь из этого грязного переулка. Они несли ее обратно в тюрьму? В лабораторию? Может быть там ей наконец-то сделают лоботомию и она навсегда перестанет что-либо чувствовать? Заманчивая мысль, как ей показалось. Было бы неплохо просто превратиться в овощ. С этой мыслью ее глаза окончательно закрылись, а тьма стала еще более густой...

- Ник, что случилось? Где ты ее нашел?
- Нашел ее у входа в Нижний город, была уже без сознания, видимо беглянка. Извините мисс Филдс, у меня это, дежурство еще не закончилось, так что я пойду, а ее на ваше попечение оставлю, уж вы то справитесь,
Тьма и тишина исчезли так же резко как появились. Сквозь звон в ушах Ребекка услышала чьи-то голоса. Они были плохо различимыми, словно заглушаемые какой-то очень громкой, гудящей машиной.
Неужели и правда. Все это было напрасно и она вновь оказалась в одной из своих камер? Неужели весь этот побег был лишь пустой тратой времени?
- Милая, просыпайся. - чья-то рука дотронулась до ее лица, не грубо, нежно. Никто из врачей так себя не вел. Они предпочитали силу нежности. Вместе с рукой, она чувствует около носа что-то мокрое с резким запахом. Глаза сами собой распахиваются и тут же вновь закрываются от неожиданно яркого света вокруг.
- Где я? - ей кажется что она говорит громко, но на самом деле, голос Ребекки больше похож на тихий хрип, как после очень долгого сна.

+2

4

Ресницы девушки затрепетали, дыхание участилось и спустя мгновение она распахнула глаза, тут же их зажмуривая от яркости света. Ты поспешно отодвигаешь лампу чуть в сторону, чтобы та не слепила и разглядываешь несчастную.
Она едва ли была намного старше твоей сестры, возможно лет двадцать, изможденное лицо, спутанные волосы, потрепанная одежда, со следами грязи и крови.
Ты хмуришься, аккуратно осматривая предплечье своей пациентки, да, так и есть, пулевое ранение, даже скорее царапина, видимо пуля прошла по касательной, задев мягкие ткани – не смертельно, но приятного мало. Поднимаешься и отходишь к шкафчикам с медицинскими принадлежностями – тебе нужны ножницы, антисептик, бинты – открываешь ящики, забирая все необходимое, сзади доносится сиплый голос.
- Где я?
- Ты в безопасности, дорогая, все хорошо. Расскажешь мне, что с тобой случилось? – твой тихий голос убаюкивает, успокаивает, то что нужно, для испуганного, раненого почти еще ребенка. Возвращаешься обратно стараясь не делать резких движений и не сильно шуметь, кажется Майки все же уснул снова, раскладываешь все прихваченное на прикроватной тумбочке и садишься напротив нее.
Очередная беглянка, скорее всего жертва политики Альянса. Не обычный человек, они редко спасаются в Нижнем городе, да что там, ты даже не представляешь, что надо сделать простому человеку, чтобы он спустился сюда, закон к ним всегда был более милостив, нежели к вам. Матуант, что подтверждала метка на шее. Хотя по факту – молодая, испуганная девушка, которой пришлось пережить слишком много, как и многим из здесь обитающих.
Берешь стакан, наполняя его чистой водой и протягиваешь его девушке, аккуратно придерживая ее за плечи, чтобы она смогла выпить.
- Тебе здесь ничего не угрожает, мы друзья, я тебе помогу. Меня зовут Вивиан и, для начала, мы займемся твоей рукой, - забираешь пустой стакан, отставляешь его обратно на тумбочку. Аккуратно укладывая беглянку обратно, надеваешь перчатки и принимаешься за ее руку – ножницами разрезаешь дырявый рукав, осторожно очищаешь рану, успокаивающе погладив девушку по плечу, когда она неосознанно дергается от неприятных ощущений. Более детальный осмотр ранения подтверждает – ничего опасного для жизни, а значит, можно справиться обычными человеческими методами. Смачиваешь марлю антибактериальным раствором, прикладываешь к руке и аккуратно перебинтовываешь, ободряюще улыбаясь.
Вокруг снова тихо, ты сидишь, нежно поглаживаешь девушку по волосам, ожидая хоть какого-то объяснения ее появления здесь.

Отредактировано Vivienne Fields (2014-06-29 18:38:05)

+2

5

Иногда мужчине казалось, что его просто не слушают. Игнорируют или переворачивают приказы, как им удобнее. И чем больше Виктор старался не препятствовать альтруистическим порывам своих людей, тем больше эти люди доказывали, что паранойя его вполне оправдана. Новое доказательство тому: подобранная в Нижнем городе и принесенная сюда девушка. И все бы ничего, но подозрения о том, что она может быть вполне себе шпионом «Химеры» появились в тот же момент, как только его хакер доложил о новенькой. Причем подозрения довольно логичные — ну, с точки зрения Виктора — ведь было не понятно: откуда эта барышня и как она оказалась так близко рядом с мутантским логовом, ибо о всех завербованных сообщалось ему лично. И молодую девушку из верхов он бы точно не упустил из виду.
Проклиная Ника и Вивиан за их чрезмерный альтруизм, проклиная Уильяма за запрет на расстрел подчиненных за их провинность, Стейтфил быстрым шагом направлялся в больничное крыло, по пути натягивая на руки перчатки и проверяя присутствие пистолета в кармане. Кто знает, как может повернуться ситуация, а Виктор предпочитал быть полностью вооружен и подготовлен к внезапным поворотам судьбы.
Приложив пальцы к виску, мужчина аккуратно заскользил по сознанию их лекаря, совсем не аккуратно передавая ей свои мысли.
Вивиан. Скажи, неужели наш штаб вдруг стал пунктом приема всех обездоленных и раненых?
Ему хватает минуты три, чтобы добраться до нужного крыла и найти пациентку с Филдс в одном из множества комнат этого убежища, которые в свое время были обследованы вдоль и поперек.
- Так вот, дорогая Вивиан. Скажи, неужели на несколько километров не нашлось ни одной больницы, поэтому вы решили притащить неизвестную девушку, которая спокойно может оказаться агентом «Химеры» сюда? - Стервятник замирает в дверях, складывая руки на груди и пронзительно глядя на лекаря. - Объясни. Возможно, мне не понять всей тонкости ситуации. Я, надеюсь, герои не признанные, Ник хоть додумался проверить, а не следят ли за ней. Переезд — это всегда морока.
С каждым словом Виктор приближался на шаг к девушкам, пока не встал вплотную к Ребекке. И снова пальцы к виску — дурацкая привычка, оставшаяся еще с того возраста, когда контролировать свою способность было почти нереально — теперь сканируя сознание новоприбывшей. Легкий туман мешал сосредотачиваться на важных деталях, но Виктор все же считал себя достаточно сильным, чтобы суметь преодолеть этот маленький барьер разума. Считывая память, Стервятник как всегда был аккуратен. Не выходя за рамки дозволенного и не залезая в частную жизнь, не копая глубже, мужчине все же удалось достать тот минимум воспоминаний, который был ему нужен.
Сняв перчатку и накрывая своей рукой руку Ребекки, Виктор прикрыл глаза, пытаясь прислушаться к ощущениям, которые вызывала сила этого подростка. Полминуты безмолвия, словно ничего и не должно было произойти, а после резкая боль, пронзившая само сознание Стейтфила. Он буквально чувствовал, как его силы медленно, но уверенно исчезают из тела. Но предпринимать ничего не спешил, закончив свой собственный мини-эксперимент лишь тогда, когда стоять на ногах было почти невозможно, и он чуть не упал, успев в последний момент схватиться за стол.
- И так, - голос почему-то был хриплым и уставшим. Виктор быстро одел перчатку, отходя на пару шагов. - Интересная способность. Займись ей, Вивиан. Пулевое ранение всегда неприятная вещь. Скажи-ка мне, Ребекка, ты можешь только забирать энергию или преобразовывать ее в свою? Расскажи мне о своей мутации подробнее и объясни: зачем ты искала нас?

+2

6

Она попала в ловушку, в новую клетку. Это становилось смешно. Ребекка не верила в Бога, если он и был, то под куполом слышимость была точно плохой, но сейчас она готова была поспорить, кто-то сверху издевается над ней. Ну а как же иначе. Сначала эта дурацкая способность, дар, проклятье, как его не назови смысл остается один. После то ужасное место, которое они называют ДКМ. А потом тюрьма. И на самом деле в тюрьме было не так уж и плохо. Там хотя бы никто не ставил опыты. И вот опять. Девушка, разбудившая ее казалось милой. КАЗАЛАСЬ. Если Дэвис чем-то научилась, так это не доверять людям, никому из них. Особенно таким милым, заботливым дамам утверждающим, что они друзья. У нее не было сил даже на то что бы говорить нормально, а на то что бы рассмеяться и подавно, но ей хотелось, очень хотелось. Истерически засмеяться, убедив тем самым себя и весь мир вокруг, в своей полной невменяемости.
Хотя когда незнакомка протягивает ей стакан с водой, Ребекка с жадностью выпивает его. Организм ведет себя как предатель. Разум кричит: "Не бери у нее ничего." Тело же просто берет и делает. И вода такая холодная, такая вкусная, такая живая.
Девушка кашляет, переусердствовав с глотками. Обезвоживание дает о себе знать.
- Тебе здесь ничего не угрожает, мы друзья, я тебе помогу. Меня зовут Вивиан и, для начала, мы займемся твоей рукой, - с этими словами Вивиан подходит к Ребекке с ножницами в руках. С большими ножницами в руках. Она стала параноиком, параноиком склонным к непредсказуемым вещам. Как только ножницы оказываются около девушки, Дэвис дергается в сторону, словно получив разряд ток. Ей хочется сбежать. Прочь от сюда, прочь от этого врача. Всего-то надо схватить ее за что-нибудь. За годы Брюнетка поняла, ее сила мало контролируема, стоит ей дотронуться до кого-то, как жизненная сила этого человека начнет покидать его тело.
Но она не делает этого. Вивиант аккуратно разрезает футболку, а после промывает  рану на плече Ребекки. Она не перестает улыбаться и когда забинтовывает руку своего "чудо-пациента" и после, когда нежно начинает поглаживать девушку по голове.
Удивительно и странно. Наверное именно это отражается у Ребекки на лице. Она уже и забыла, что люди могут быть просто добры.
Момент спокойствия разрушается так же быстро как карточный домик. Просто бамс и все. В комнату входит новый человек.
- Так вот, дорогая Вивиан. Скажи, неужели на несколько километров не нашлось ни одной больницы, поэтому вы решили притащить неизвестную девушку, которая спокойно может оказаться агентом «Химеры» сюда? - Ребекка неуклюже пытается подняться. Этот человек внушает страх. Он опасен, так же как и те люди, что встречались ей ранее, может быть даже более опасен. Он груб и недоволен. Она ворвалась в его дом? Он думает, что она шпион? Чей шпион?
Не успевает она задать хотя бы один из своих вопросов, как мужчина бесцеремонно хватает ее за руку. Он не знает, что делает, наверняка не знает. Это погубит его. Уничтожит. Дэвис пытается вырвать свою руку, но бесполезно, он вцепился мертвой хваткой и через какую-то долю секунд ей уже не хочется отпускать его. Его энергия, сила, она чувствует ее. Чувствует как его жизнь переходит к ней. Вместе с энергией жизни приходит и нечто другое. Что это? Где-то очень глубоко, она слышит эхо чьих-то мыслей. Такое новое странное чувство. До этого ей никогда не приходилось трогать мутанта.
Все обрывается. Мужчина пошатываясь отходит. Вместе с ним обрывается и та связующая нить, что наполняла ее новой жизнью. Вновь остается лишь пустота.
- Я не искала вас, вы сами нашли меня, - она игнорирует первый вопрос и врет, отвечая на второй, но не потому что ей хочется врать, она не знает как сказать об этом, сказать о том, где она была и как сбежала. Она не хочет впутывать в это брата, - Кто вы такие? - ее голос становится увереннее, жизненная сила другого человека подпитывает ее...словно вампира...да, словно мертвое, бескровное существо.

+2

7

Успеваешь едва отметить, насколько девушка напряжена, напугана и доверия к тебе у нее нет вовсе, что, впрочем, совсем не удивительно, учитывая ее общее состояние, когда в голове болезненно вспыхивают чужие мысли, словно сжимая огненным обручем.
Вивиан. Скажи, неужели наш штаб вдруг стал пунктом приема всех обездоленных и раненых?
Закусываешь губу и морщишься, пережидая болезненные ощущения, этого времени вполне хватает Виктору Стейтфилду чтобы добраться до вас. Не справившись с собой напрягаешься, неосознанно закрывая раненую собой. С этим рефлексом ты так и смогла до конца справиться, Стейтфилд всем своим видом вызывал тревогу. Ты была ему очень благодарна за помощь и убежище, возможность дальше заниматься любимым делом и безопасность сестры, но на подсознательном уровне все так же опасалась этого спокойного с виду человека, от него веяло опасностью. Особенно это становилось заметным, когда его просьбы-приказы не выполнялись. Сейчас ты вполне реально могла опасаться наказания.
Хищник, замерший перед броском.
Мимолетную мысль прервал недовольный голос мужчины:
- Так вот, дорогая Вивиан. Скажи, неужели на несколько километров не нашлось ни одной больницы, поэтому вы решили притащить неизвестную девушку, которая спокойно может оказаться агентом «Химеры» сюда? - он замирает в дверях, складывая руки на груди и пронзительно смотрит на тебя, трудно отвести глаза, даже вздохнуть полной грудью едва ли получится под этим взглядом. - Объясни. Возможно, мне не понять всей тонкости ситуации. Я, надеюсь, герои не признанные, Ник хоть додумался проверить, а не следят ли за ней. Переезд — это всегда морока.
- Мистер Стэйтфилд, она одна из нас, мутант, не думаю, что много кто взялся бы за ее лечение, особенно учитывая то, что она явно от кого-то убегала, а учитывая клеймо, полагаю – не все радужно. Девушка ранена, истощена физически и морально, ей необходимо хотя бы отдохнуть, поесть и привести себя в порядок. Пожалуйста? – переводишь дыхание, утыкаясь взглядом в пол, - не могу сказать точно, он появился с пол часа назад вместе с ней, сказал, что нашел на выходе из города во время патрулирования и сразу принес ко мне. Ник парень умный, полагаю он все проверил, прежде чем спуститься в убежище.
Мистер Стейтфилд, Виктор, пожалуйста. Она не представляет угрозы, ей нужна помощь, как и многим из нас когда-то. Позвольте дать ей эту малость.
Ты не уверена, что глава Версус услышал твою просьбу, потому как в следующее мгновение он полностью переключается на Ребекку, что ж, во всяком случае ты теперь знаешь, как зовут твою пациентку, тебе только остается надеяться, что ее не вышвырнут обратно в тот же момент. Момент, когда мужчина снимает перчатку и касается руки, напрягшейся в ответ на это действие девушки, ты почти пропускаешь. Секунды, минуты так же продолжают свой бег, а ты вглядываешься в происходящее. Она жмурится, стараясь вырвать руку, но этого не позволяют сделать цепкие пальцы, что-то происходит, однако ты никак не можешь сообразить что именно, лишь предполагая, что способности действуют через прикосновения.
Вот Виктор убирает руку, слегка побледневший, хватается за стол, стараясь удержать равновесие, Ребекка дергается чуть в сторону, увеличивая дистанцию, лицо ее уверенное, а взгляд несколько дерзкий, когда она начинает говорить.
- Я не искала вас, вы сами нашли меня. Кто вы такие?
- Рана обработана, больше серьезных повреждений нет, ей нужен покой, но полагаю вам необходимо поговорить. Я пока побуду у себя, думаю так будет удобней – поднимаешься, бледный отголосок улыбки едва ли мог назваться подбадривающим, но все же... Собирать инструменты, стараясь не шуметь и обращать поменьше на себя внимания. Сейчас решения принимать не тебе, а значит надо дать этим двоим время прояснить ситуацию.
Убрав все ненужное, уходишь в свою каморку, оставив дверь распахнутой, если вдруг что-то понадобиться. Напоследок подумав:
Она может пригодиться в Версусе

+2

8

Все они одни из нас - мутанты.
Мужчина вспоминает о Сесилии, о том, как она яростно доказывала свою позицию. Вспоминает отряд Химеры, в большинстве своем состоящих из мутантов; все они были одни из них, ушедшие добровольно в ряды врага. И осознание этого ломало сильнее, чем что либо еще. Но Виктор молчит, даже не пытаясь заводить разговор на эту тему с Вивиен. Есть ли кто-нибудь среди ее друзей в этом логове? Почему-то эта информация выскальзывает из его сознания. Милая, добрая Вивиен, готовая помочь всем и вся, останется ли в ней это, если с сестрой все же что-то случится. Стейтфилд старается не думать о таком. Не сейчас.
Ответ новенькой он пропускает мимо ушей, слыша отголоски ее слов в своей голове. Конечно, она солжет, конечно, она должна солгать. Провожая лекаря взглядом, мужчина скользит по сознанию новенькой. Страх, отчаяние - он видит это, словно испытывает все заново. Первое проявление силы, опыты, тюрьма, брат - воспоминания накладываются один на другое, путаясь, принося хаос. Виктор не знает, сколько молчит, просто стоя и смотря в сторону, где скрылась Филдс. Может минуту, а может и меньше. Воспоминания Ребекки не приводят в ужас, да и не удивляют. Он привык к такому и видел это бесчисленное множество раз.
- Мы Версус, - он наконец поворачивается к девушке, прерывая связь с ее сознанием. Насмотрелся. - Я Виктор - заместитель главы этой группировки. Я знаю, ты слышала о нас и искала.
Мужчина надевает перчатку обратно, не прерывая зрительный контакт. Его начинает раздражать ложь девушки, хотя понять ее можно, правда нет желания. Весенняя хандра настигла Стервятника как-то незаметно.
- Вивиен - наш лекарь, - мужчина кивает в сторону, куда ушла Филдс и снова поворачивается к новенькой. Ему бы улыбнуться, ну, хотя бы попытаться сделать вид более дружелюбный, нежели сейчас, но как-то не до этого. - Дорогая моя, прежде, чем врать о чем-либо телепату, постарайся представить как быстро я узнаю правду и к каким последствием это приведет. Я не до люблю, когда мне лгут. Ни во благо, ни во что-нибудь еще.
Стервятник разглядывает мутантшу, действительно походя на ту птицу, в честь которой ему дали прозвище. Ребекке лучше после этой подпитки силой, что нельзя не заметить. Скорее всего, она даже слышала голоса, забрав часть не только жизненной, но и мутантской силы. И правда, хорошая находка. Интересно, как низко она падет вступив в их ряды, начав убивать? Отчасти ему жаль детей, оказавшихся здесь, отчасти они сами виноваты.
- Нам пригодится твоя сила, как сказала Вивиен, надеюсь, что ты сделаешь правильный выбор и согласишься примкнуть к нам, - Виктор знает - отрицательного ответа не будет. Иногда он чувствовал себя полным ублюдком, вербуя детей. - И мы постараемся узнать, как поживает твой брат, и не понес ли он наказание за такое самодурство.

+1


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » Спасение утопающих...дело лекарей Версуса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC