PANGEA: LAST WAR

Объявление

Ролевой форум месяца. Июль. Голосование. МЫ ПОД НОМЕРОМ 4. ГОЛОСУЙТЕ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » It's a question of trust


It's a question of trust

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

"It's a question of trust"
❖ Дата: Пара месяцев назад.
❖ Участники: Michael Northman, Victor Statefield
❖ Описание окружающей обстановки: Нижняя Пангея. Площадка для тренировок недалеко от базы Версуса.
❖ Описание эпизода: К новичкам, особенно пришедшим самостоятельно, приходилось относиться настороженно - кто знает, кем окажется этот неизвестный. Конечно, вряд ли бы Химера или люди из Альянса так нагло бы попытались проникнуть в группировку, но паранойя брала свое.
Маленькое испытание в духе Голодных Игр, как попытка отыграться за то, что мысли прочесть невозможно.

+1

2

Майк с изрядной долей неприязни оглядывал тренировочную площадку. Он был здесь не первый раз, но настороженность во взгляде, напряженность в сведенных лопатках никуда не уходили. Наоборот, будучи принятым в Версус на правах информатора, Майкл заметил за собой, что стал беспокоиться больше. Теперь он тщательно обдумывал каждое своё действие, вплоть до самых нелепых мелочей, и старался проанализировать последствия. Никому нельзя было доверять. Даже остальным участникам Версус, благо, многие считали его всего лишь человеком, чрезвычайно лояльным к мутантам. Это мысли Майк усмехнулся, бросив взгляд в ту сторону, где располагалась база Версус.
На тренировочной площадке было тихо. Еще бы, какой идиот станет тренироваться в пятом часу утра? Ну, конечно, один такой идиот по фамилии Нортман как раз стоял сейчас у боксерской груши и разминался. В планах Майкла никогда не было пункта о потере физической формы, но бывать здесь в дневные часы он не любил. Слишком много мутантов, слишком много вопросов. Майкл предпочитал оставаться тенью, оставаться никем — Немо — появляющимся и исчезающим в ночные часы. К тому же, днём следовало работать в каких-то более цивильных местах, нежели ошиваться у штаба мутантов, противящихся крепнущей власти людей.
О, Майк совершенно не питал каких бы то ни было иллюзий по поводу освобождения мутантов из-под гнёта Альянса. Сопротивление сопротивлением, но подыскать себе место в этой жизни, где можно было бы примоститься в случае разгромной победы Альянса, стало одной из самых важных задач в жизни Майка. Хотя, конечно, стоило совместить приятное с полезным: последние три недели Майк тщательно изучал биржу труда, подыскивая себе вакансию журналиста с обязательной работой в Верхней Пангее. Во-первых, заработок это был неплохой, если придерживаться заголовков, угодных Альянсу. Во-вторых, таким образом Майк получил бы больше доступа к различного вида информации, что было выгодно не только лично для него, но и выгодно для Версус. И все стали бы счастливы.
И почему я не мог родиться каким-нибудь холёным мальчиком в Верхней Пангее?.. Видимо, я слишком много грешил в прошлой жизни.
Майк вновь обратил своё внимание на боксерскую грушу напротив. Удар, еще удар, заученные четкие движения, без лишней затянутости. Прикрыв глаза, Майк легко представлял, что перед ним человек. Ударить в солнечное сплетение, ударить в лицо, разбив нос, ударить в горло...  Майк закончил серию ударов откатом назад, перекатившись по пыльному покрытию площадки. Это был не побег — всего лишь тактическое отступление. В уличных драках, в которые порой ввязывался Майк, не было каких-либо нелепых понятий о чести и прочей ерунде. Ты бьешь, как можешь и куда можешь. Ты царапаешься и кусаешься. Ты стараешься выдавить противнику глаза или пнуть коленом в пах. Всё для победы — простая формула успеха.
Отдышавшись, Майк поднялся на ноги и схватил полотенце, висящее на ближайшем турникете. Часы, одетые всё на тот же турникет во избежание повреждения при тренировке, показывали сейчас шесть часов утра. Все работяги вставали на работу. Майку тоже следовало бы принять душ и отправить на очередное собеседование в Верхнюю Пангею, но он решил, что заслужил немного отдыха. Лучшим решением было потренироваться еще пару часов, а затем добраться до маленькой квартирки в другом конце Нижней Пангеи и упасть спать. Оставаться спать здесь, на базе Версус, Майк не стал бы даже под страхом смертной казни. Это место не внушало ему ни капли доверия, о дом... каким бы захолустным он ни был,  его стены казались наиболее прочными. В знакомой обстановке не просыпаешься с криком ужаса на губах после очередного кошмара. В знакомой обстановке ты способен быстро сориентироваться, если придут незваные гости.
Майк еще раз отёр полотенцем лицо и вновь встал в исходную позицию напротив массивной боксерской груши. Всё-таки было чертовски приятно тренироваться, не получая зуботычин в ответ. Майк замахнулся и нанёс очередной удар, зло щуря глаза.
И его утро с большой натяжкой можно было назвать удавшимся.

+1

3

Он наблюдал. Молча, незримо, словно тень, не смея показывать лица, не нарушая тишину. Он наблюдал и анализировал, следил и тщетно пытался проникнуть в сознание, которое было окутано плотной завесой дыма. Это раздражало, бесило до такой степени, что Виктор начинал было подумывать о быстром и чистом избавлении от мутанта. И пускай это было подло по отношению к Эбигейл, которая вдруг ни с того, ни с сего взяла на себя ответственность в его присутствии здесь, пускай это было не правильно с морально-этической точки зрения, но убить хотелось. Уничтожить. Стереть с лица земли. Пока этот Немо воспринимался не более, чем угроза всему Версусу, пришедшая из ни откуда и пока не понятно для чего. Которую следовало изучить. Но, как назло, изучаться он не хотел.
Радовало, пожалуй, только то, что даже сейчас, находясь находясь в полном одиночестве, Майкл был напряжен. И напряжение это, искрящееся в воздухе, которое чувствовали многие, если не все, понять было можно. Только вот с чем оно было связанно, Стервятник не знал. Как бы не старался он проникнуть в его голову, чтобы хоть мельком взглянуть на мысли, то постоянно терпел поражение. Какие-то совсем неясные очертания, которые даже при должном анализе было не возможно разобрать - вот все, что удавалось увидеть в голове у новичка. Ментальный блок, которым обладал Майкл, был довольно сильным. Третий или четвертый уровень. И Виктор мог бы его сломить, наверное, всего лишь нужно было посильнее надавить. Никакой аккуратности, лишь грубая сила.
Первый удар по сознанию Нортмана проходит болезненно скорее для самого Виктора, нежели для намеченной цели. Второй не приносит никаких результатов, лишь больше нервируя главу Версуса, заставляя его сжимать кулаки и досадно морщиться от бессилия. И еще один удар по сознанию, что сильнее двух предыдущих и снова, и снова. Удары, не приносящие никаких значимых результатов, но доставляющие дискомфорт подопытному своей мощностью и яростью. И пистолет будто сам ложится в руку Стервятника. Звуки выстрелов полностью выдают местоположение Виктора, нарушая тишину, и тот, понимая, что прятаться довольно глупо, выходит из тени на встречу Немо.
- За такие мысли тебя в пору и убить, - на лице появляется безмятежная улыбка, а дуло пистолета направляется в голову мужчине. - Мог бы я так сказать, но. К моему сожалению, я не могу проникнуть в твою голову, дорогой мой друг. Немо - интересное имя, - и снова удар по сознанию такой силы, что Виктор, морщась, делает шаг назад. Но удар не безрезультатный, отчасти. - Майкл Нортман. То, как ты обошелся с Эбигейл. По ее памяти словно наждачной бумагой проехались. Разве тебе не говорили? Не умеешь - не берись.
И снова несколько ментальных ударов, которые Стервятник чередует с выстрелами, пролетающими мимо Майкла. Попадать в цель, в общем-то, смысла нет. Убийство мутанта, который добровольно решил предоставлять им информацию с Верхней Пангее, не сделает ему ни славы, ни чести. В конце концов, он многим здесь нравился, хотя и был личностью загадочной и вообще странной. Но и оставлять его совершенно не хотелось. Мутация Немо буквально била по самолюбию Виктора, принижая его и показывая, что есть люди, которых сломить своими обычными методами ему не удастся. Доказывая, что он все же не так силен, как хотелось бы.
- Я не хочу оставлять тебя здесь, так же, как я и не хочу отпускать тебя со всей информацией, - Виктор убирает пистолет и снова улыбается, но на этот раз довольно сдержанно и кратко. - У нас час. Если я смогу уловить хоть какие-то мысли в твоем сознании, то я победил и ты отправляешься на корм Химере. Чудная организации, скажу я тебе. Столько перспектив. Но, если сможешь ударить меня, то добро пожаловать в дружную компанию, друг мой.
Стейтфилд медленно подходит к комнате с оружие, пряча пистолет обратно в карман и доставая оттуда топор. Нежно поглаживает рукоятку и снова поворачивается к мутанту.
- Приступим?

+1

4

Майк, тяжело дыша, присел наконец на низкую скамейку, повесил полотенце на шею и постарался отдышаться. Пространство вокруг начинало наполняться светом - вместе с рассветом на Верхней Пангее, здесь, в Нижней, запускалась система зеркал, которая приносила в подземный город изрядную часть солнечного света. Майк взъерошил мокрые от пота волосы и откинулся назад, упал спиной прямо на идеально чистую поверхность тренировочной площадки. Без людей и нелюдей здесь было чертовски хорошо, сейчас это небольшое пространство вокруг Майка представляло собой идеальную модель его личной Вселенной. Вот только...
В его личной Вселенной никто не пытается забраться к нему в голову! Майк зарычал, одним движением вскочив на ноги. Нет, удар по сознанию не был таким уж сильным - будто толкнули локтем в бок. Но вот последующие удары оказались куда более болезненными, и Майк с трудом подавил желание схватиться за голову и заорать. Он не мог понять, где находится источник этой псионической энергии, бьющей наотмашь, сильно и точно. Майк постарался сосредоточиться на том, чтобы укрепить свой ментальный блок, не пустить чужака в свою голову.
Нет, в его разум уже не раз и не два пытались проникнуть другие псионики, но удары никогда не были такой силы. Майк весь дрожал, отчаянно сопротивляясь чужой воле. О, у него слишком много тайн, чтобы позволить кому-то другому узнать об этом. Но в какой-то момент ментальные удары прекратились, уступив звукам выстрелов. Майк даже среагировать на них не успел, так и остался стоять посреди площадки, обнимая себя и вцепившись пальцами в собственные плечи. Ох, никогда еще Майк не ненавидел свои и чужие псионические способности настолько сильно.
Из тени вышла фигура - свет упал на неё, вырывая неясные очертания кого-то знакомого. Майку чертовски тяжело было сохранить лицо, чтобы не разразиться взбешенными ругательствами. Ну конечно, кто еще мог столь сильно и болезненно бить по сознанию, помимо Виктора Стейтфилда? Если бы Майк был волком, он бы сейчас ощерился, вздыбив шерсть на холке. Но он был всего лишь человеком, пусть и с небольшой толикой мутации.
Майк ничего не ответил на слова Виктора — ему и нечего было ответить в общем-то. На наведенный на себя пистолет он старательно пытался не реагировать. Не было толку сейчас пытаться что-то сделать, поскольку если Виктор и хочет его убить, то он сделает это достаточно легко. А вот сопротивление со стороны Майка могло привести к медленной и мучительной смерти последнего. Самого Майка такой исход событий устраивал меньше всего. Или, если быть точным, не устраивал совсем.
- Майкл Нортман.
Названным именем - настоящим именем - хлестнуло не хуже пощечины. Виктор был слишком силен, чтобы скрыть от него абсолютно всё. Майк прекрасно догадывался, что силы Виктора сильны настолько, чтобы, при должном усилии, пробить его ментальный блок, но Виктор этим преимуществом почему-то до сих пор не воспользовался. Видимо, ему настолько нужен был информатор-псионик, иных должных причин в голову попросту не приходило. Майк поморщился, опустив руки вдоль туловища, хотя сейчас более всего хотелось прижать пальцы к пульсирующим от боли вискам.
- Так или иначе, Эбигейл ничего о произошедшем не помнит, я достиг желаемого, а значит, сделал своё дело хорошо. Эти следы на её сознании видишь только ты, - Майк криво усмехнулся, не потрудившись обращаться к Виктору с почтительным «вы».
Наряду с ментальными ударами прозвучали выстрелы, и Майку огромных сил стоило стоять смирно. Не хотелось бы напороться на пулю, глупо дернувшись от волны боли, расходящейся по телу после каждого удара по сознанию. Майк всё еще был жив - а значит, Виктор не собирался его убивать. Ну или он не собирался делать это так быстро.
- Босс желает развлечься? - отступив на несколько шагов назад, Майк закусил губу, стараясь не расхохотаться. Кажется, у нормальных людей это состояние называется истерикой. Бессонная ночь, личные проблемы, множество ментальных ударов, обрушившихся на сознание, непонятное поведение Виктора — и вот Майк стоял посреди тренировочной площадки и старался не смеяться в голос. В жизни, кажется, настолько нелепых ситуаций еще никогда не было. Но это не мешало Майку следить за малейшим передвижением Виктора.
- Ты мог бы сразу пустить меня на корм этим ублюдкам. Так что мешает? - Майк на мгновение присел, вытаскивая из-за голенища высокого ботинка нож. Вряд ли, очень вряд ли Виктор позволит себя ударить, так что можно было не беспокоиться о здоровье мутанта, за которого все остальные порвут Немо, словно тряпку.
Майк расправил плечи, стараясь уловить взгляд Виктора, установить зрительный контакт. Отчасти это было чревато тем, что Виктору при таком раскладе становилось ненамного легче пробиться в сознание Майка. Но лучше так, чем не видеть чужой взгляд и не понимать, куда в следующий миг ринется противник.
А ведь если он до меня дотянется, то убьет не сразу. Интересно, что пострадает первым - правая рука? нога? он будет отрубать по одному пальцу?
Майку снова захотелось надсадно расхохотаться, но он только зло улыбнулся, приглашающе кивая Виктору.

Отредактировано Michael Northman (2014-07-03 17:44:32)

+1

5

Не то, чтобы он злился, но все походило именно на это. Глупый ребенок, что возомнил себе что-то, понятия не имел всю опасность вторжения в разум. Память сложный механизм, который нельзя просто так взять и подчинить своей воле. С ним нужно быть аккуратным и осторожным, если ты не хочешь причинить боль субъекту, с чьим разумом работаешь. Нужно быть внимательным и предельно осторожным в действиях, а не резать воспоминания, будто мясник. Как ни крути, но Виктор опасался, что с Эбигейл может что-то случиться. Она была тем, за чью жизнь он отвечал целиком и полностью. Он был в ответе за каждого мутанта и человека, решившего прийти в Версус за помощью или победой. И пускай это давило грузом, вся эта ответственность, но он взял на себя роль лидера и не смел отступаться от нее.
- Что ты, - каменное лицо. Минимум эмоций. Машина для убийств, которую он воспитал в себе. - Я всего лишь доверенный босса. Куда мне до него.
Тонкий намек на то, что Майклу следует молчать о его истинном статусе.
Топор в руке, облаченной в перчатку, чуть подрагивал, а Виктор, сосредоточившись, пытался равномерно распределить ресурсы своей силы, дабы во время их маленькой забавы использовать и мутацию, и физическую силу. Нортман с его нахальным взглядом возрождал в нем некоторые чувства: ярость, злобу, удовлетворение и уважение. Мало кто в группировке смел перечить ему, и это не могло не радовать.
И правда, а что же мешает?
Ответ слишком банален, чтобы его озвучивать - азарт. Желание сыграть. Вызов, брошенный друг другу. Он давно не дрался, все за него делала телепатия, что поражала умы людей. От этого легко заскучать.
- Ты в заведомо выигрышном положении, Немо, - и снова короткая улыбка.
Почему? Пусть догадывается сам.
Перехватывая топор ближе к лезвию, Виктор делает несколько шагов вперед, а после срывается с места, прикладывая пальцы к виску. Ментальный удар, что мощнее предыдущих и взмах оружием, что недостает каких-то сантиметров. О, Стейтфилд катастрофически не умеет драться. Пистолет, луки, автоматы и мутация - вот его оружие, но никак не ближний бой. Расчет лишь на то - дойдет ли это до Нортмана. И снова удар ментальной силой, дабы обездвижить, обезоружить. И снова промах. Но приходится отступить на пару шагов, ибо, видимо, насчитать силу не удалось. Слишком мощный блок, даже для него.

+1

6

Майк не мог определить своего однозначного отношения к Виктору Стейтфилду. Пожалуй, было по отношению к нему некое уважение. Еще бы, этот человек смог сплотить вокруг себя столько нелюдей и даже людей, чтобы воспротивиться Альянсу и принижению мутантов. Было среди чувств и что-то близкое к ненависти. Это чувство Майк объяснить не мог, но ему с такой частотой хотелось всадить нож в спину Виктора, что это было даже не смешно. И страх, конечно же страх, что этот человек может сломить, подчинить своей воле. Последнее чувство Майк прятал как можно дальше, как можно глубже, не желая признавать свою слабость. Последнее чувство было самым отвратительным из всех, оно грызло Майка, как белка Рататоск грызла ясень Иггдрасиль, если верить сказкам Старого Мира.
- Я и не называл тебя боссом, куда тебе до него, - ответил предельно ехидной улыбкой Майк. – Но ты ведь наверняка здесь по его воле. Никто другой над тобой не властен.
Неужели нет никого, кто мог бы подчинить тебя своей воле, больной ты ублюдок?
Нелюбовь по отношению к Виктору возобладала с новой силой, и это было плохо. Псионикам лучше прочих было известно, насколько сильные эмоции туманят разум, не дают сосредоточиться. Майку с трудом удалось отсечь все лишние мысли и в большей степени сосредоточить силы на ментальном блоке. В том, что физически бой окажется намного легче в сравнении с ментальными ударами Виктора, у Майка сомнений не возникло вообще.
- Заведомо выигрышное положение? Об этом не говорят оппоненту, если только это не ложь, - Майк пожал плечами, словно и не принял во внимание слов Виктора. Но тем не менее он решил внимательней относиться к любым действиям Виктора, в надежде найти лазейку и не умереть глупой смертью. Ситуация складывалась какая-то совершенно незавидная.
Майк сделал несколько шагов навстречу одновременно с Виктором. Ментальный удар прилетел на секунды раньше физического. Майк отшатнулся назад именно из-за неприятно тягучей боли в голове, только поэтому, пожалуй, лезвие топора его не настигло. Они с Виктором новь разошлись. И снова ментальный удар – Майку пришлось перенести еще одну часть сил на то, чтобы укрепить блок, который в этот раз не пропустил даже болезненные ощущения от чужой попытки вторгнуться. Пальцы на рукояти ножа сжать стало несравненно труднее, но тем не менее Майк крадущимися быстрыми шагами попытался приблизиться к Виктору. Майк смотрел на него, пытаясь угадать, когда тот еще раз постарается забраться к нему в голову. Сделав короткий замах, Майк постарался достать свободную руку Виктора, при этом краем глаз пытаясь уследить за рукой с топором, чтобы тот ненароком не ударил куда-то в висок, размозжив голову.

+1


Вы здесь » PANGEA: LAST WAR » Флешбеки » It's a question of trust


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC